AVic (flayverr) wrote,
AVic
flayverr

«Игру за карточным столом истории заказали США»




На 1.38 мин. информация про очистку территории от населения...

— На каком уровне сейчас находятся отношения России и Китая? Какова их динамика?

— На словах: отношения «лучше некуда». На деле: определенный дефицит искренности. Китай хочет, чтобы Россия была его стратегическим тылом в нарастающем противостоянии Поднебесной с США. А тыл — это место, где находятся запасы сырья и топлива, производственная база. Россия же по причине слишком маленькой численности населения за Уралом, потери промышленного потенциала и ослабления военной мощи опасается китайской демографической экспансии в Сибирь и на Дальний Восток. Поэтому, на мой взгляд, динамика российско-китайских отношений при сохранении по форме видимости «вечной дружбы» имеет тенденцию к осложнению по существу.

— Определенные круги в США время от времени пытаются поднимать в России волну антикитайской истерии: китайцы-де заселили половину Сибири и вот-вот их орда накроет нашу страну. Насколько успешно это у них получается?

— К сожалению, американцам удается достаточно успешно разыгрывать «китайскую карту» против России. Внимание же властей, бизнеса и общественного мнения в России отвлекается от существа американо-китайских отношений «глобального всестороннего позитивного сотрудничества», которые по инициативе американской стороны получили наименование «Группа двух» (G-2). В результате во властных структурах России даже стали достаточно серьезно рассматривать возможность вступления РФ в НАТО.

— На каком уровне сейчас находятся отношения Китая и США? Правильно ли предположение о том, что американцы, перенеся большую часть своего производства в Китай, стали в определенной степени его заложниками?

— Китайско-американские отношения после нормализации в конце 70-х годов прошлого века называются конструктивным сотрудничеством. Суть отношений — мирное (без угрозы войны) устройство сделок на рынке глобальной геоэкономики, где Китай выступает в качестве мировой фабрики промышленных товаров XXI века. США выступают главным потребителем товаров китайской фабрики. А поскольку на рынке лицом, принимающим решение, выступает покупатель и плательщик, а не производитель и продавец, то США пытаются установить диктат потребителя. Китайцы же умело демонстрируют свою стратегическую независимость от США, поскольку, имея полтора миллиарда населения, то есть полтора миллиарда своих потребителей, всегда способны отойти с мирового рынка на внутренний. Чего Китай пока не может нейтрализовать из американского диктата, так это меру стоимости как своих товаров, так и сырья и топлива, которые КНР приходится покупать за рубежом. Эта мера стоимости, она же учетная единица богатства, называется «доллар США». 

— В последнее время участились шпионские скандалы между КНР и США, кроме того, Америку беспокоит обилие контрафактной китайской продукции…

— Если Китай — это фабрика XXI века, то США — технологическая лаборатория XXI века. Кроме диктата потребителя и плательщика, США проводят и политику технологического диктата. Китайцы же, опираясь на сетевые структуры своей диаспоры, где легально, а где и тайными методами разведки, правдами и неправдами добывают американские технологические секреты. Поэтому между США и Китаем время от времени и возникают шпионские скандалы. Вторым способом китайского подрыва технологической монополии США выступает контрафакт.

— Почему Китай продолжает широко использовать американскую систему GPS? Почему они не хотят включиться в российский ГЛОНАСС?

— GPS — это то, что уже есть, а ГЛОНАСС еще только будет, и каков он будет на деле, а не в рекламе, пока неясно. При этом финансово-экономические рычаги воздействия на США у Китая есть, а на Россию нет. Кроме того, китайцы активно работают над развертыванием своей собственной космической навигационной системы. Следует добавить, что возможная будущая война не будет войной на море авианосных ударных групп США против подводных лодок КНР, как описывается в бестселлерах некоторых американских писателей. Это пока что сетевая «партизанская война», ведущаяся террористами и экстремистами. А для борьбы с ними нужны не межконтинентальные ракеты и глобальные навигационные системы, а агентурные сети.

— Недавно РФ и КНР открыли нефтепровод для поставки российской нефти в Китай. США являются активными противниками подобных связей между Китаем и Россией. Чем это чревато для России?

— Трубу в Китай вместо обещанных еще в 2001 году пяти лет и с объемом 30 млн тонн сырой нефти в год строили десять лет, и прокачивать она будет 15 млн тонн нефти в год. При этом китайцы уже выражают озабоченность «безопасностью и нормальным функционированием» этой трубы. Что касается США, то, будучи потребителями продукции китайской фабрики, они точно знают, что лишать фабрику сырья и топлива нельзя. США хотят контролировать фабрику (отпускные цены на промышленную продукцию) через сырье и топливо. Поэтому задача США — взять под свой контроль вентиль на трубе. Для России же американский контроль над трубой чреват потерей суверенитета.

— А что происходит с газопроводами в Китай? Когда они будут запущены?

— Переговоры, обещания, заверения длятся с 2004 года. Но и на этот раз в ходе сентябрьского государственного визита Дмитрия Медведева вопрос уперся в цену на газ для Китая. Дело в том, что КНР получает газ из стран Центральной Азии — членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) по цене на треть ниже, чем цены Газпрома на поставки газа на Запад. Россия тянет новые газовые трубы в Германию и Италию (Северный и Южный поток), наращивает трубопроводы «Голубого потока». Сохраняются объемы поставок в Европу и по советским трубам через Украину. Думаю, что переговоры по газовым трубам в Китай — это во многом блеф при розыгрыше китайской карты не за «великой шахматной доской» двусторонних отношений, а за «карточным столом истории», где игроков больше двух.

— В тот же день, когда в КНР был подписан меморандум по газу, Россия официально присоединилась к санкциям против Ирана. Это случайное совпадение?

— Это все тот же розыгрыш нынешнего расклада за «карточным столом истории». Игру в нынешнем коне заказали США. У США самые сильные карты. США сделали заход с санкциями против Ирана. А Россия вынужденно скидывает на стол карту той же масти.

— Почему Китай присоединился к санкциям против Ирана? Ведь Иран — это основной поставщик нефти и газа для Китая. Может быть, в КНР опасаются усиления угрозы конфликта на Корейском полуострове, где Северная Корея, как и Иран, развивает свой ядерный потенциал?

— Китайцы — прагматики, и им ситуация де-факто куда важнее, чем де-юре. На деле санкции против Ирана ничего для Китая не меняют. КНР получает из Ирана 12% от импорта сырой нефти. Все поставки идут морем. Санкции на поставки нефти не распространяются. Что касается Кореи, так это США, а не Китай озабочены ядерным шантажом со стороны КНДР. Китайцам же такое антиамериканское поведение Северной Кореи выгодно. Поэтому для Китая важен отнюдь не безъядерный статус Корейского полуострова, но стабильность режима в КНДР. А режим в Северной Корее стабилен. Здесь Китай за «карточным столом истории» обыгрывает США.

— Собирается ли Китай так же дотошно, как Россия, выполнять требования санкций в отношении Ирана? Ведь Россия отказалась поставлять Ирану ЗРК С-300…

— Про де-факто я уже ответил. Что касается советского ЗРК С-300 или модификаций на его основе, так образцы этого комплекса, как, впрочем, и образцы советских крылатых ракет — носителей ядерных боеголовок X-55, давным-давно у Ирана есть. И попали они туда не из Китая, а из бывших республик Союза ССР.

— В случае атаки на Иран какую позицию займет Китай? Столь же сдержанную, как при атаке на Афганистан и Ирак?

— Да. И такая последовательная позиция Китая определяется отношениями «конструктивного сотрудничества» внутри «Группы двух»
(G-2).
— Как Китай относится к дестабилизации Ближневосточного региона? Понимает ли Пекин, что рано или поздно США «займутся» и КНР?

— Дестабилизация региона выгодна США. Выгодна потому, что вой­на позволит американцам сдуть биржевые пузыри, списать долги, показать всем военный кулак и так удержать под своим контролем мировую финансовую систему на основе USD. Между Китаем и США давно идут финансово-экономические сражения. В СМИ они называются «текстильная война», «обувная война», «война обменного курса доллар-юань».Но настоящей войны между Китаем и США до 2019 года не будет потому, что мировая финансовая система с отказом от золотого стандарта, лишь на основе бумажного USD, родилась в 1972 году под гарантии переноса мировой фабрики промышленных товаров в Китай и мирной работы этой фабрики. Соглашения на этот счет действуют как раз до 2019 года. А в 2020 году, как уверяют китайцы, их страна станет самой могущественной державой мира, и на долю КНР придется 23% ВВП планеты. Мистика сроков у китайцев, как и у евреев-каббалистов, опирается на расчет, имеющий космические основания. Знающий сроки не суетится.

http://www.odnako.org/magazine/material/igru-za%C2%A0kartochnim-stolom%C2%A0istorii-zakazali-ssha/
Tags: Поиски по интернету, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments