AVic (flayverr) wrote,
AVic
flayverr

Деньги

Теперь поговорим о другом важнейшем аспекте сохранения денег — об общении с ними. Не вскидывайте брови в недоумении! Думаете, общаться можно только людям между собой, ну, в крайнем случае с «братьями нашими меньшими» — домашними животными? Но разве ваши деньги — не домашние? И разве любой не захочет прийти и пожить там, где на него обращают внимание? А чем деньги хуже? И они любят хорошее отношение к ним, и общаться с вами хотят. Помните, как ласково разговаривал с накопленными деньгами Скупой рыцарь в «Маленьких трагедиях» А.С. Пушкина? Да и не один Александр Сергеевич описывал нежные речи над денежными сундуками. Даже всемогущий Кощей «над златом чахнет» да комплименты монетам рассыпает. Знал Бессмертный, что привередливые денежные создания лучше перехвалить, чем недохвалить. Но ведь для денежек любых слов не жалко!

Однако, может, есть какой-то особый этикет, политес, способы общения, деньгам особливо приятные? Может, знал кто-то до нас, какими словами к ним обращаться? Может, и нам те слова и тот денежный этикет пригодятся?
Что ж, попробуем. Читайте — запоминайте!

Разговор первый.
Утренний променад, или Денежки счет любят

Павел Михайлович Третьяков нервно потер нос, как всегда в минуты искреннего волнения. Хочется и ту картину купить, и эту. Да и безвозмездно помогать художникам приходится. Перов вон почти в нищете живет, у Крамского жена больна, у Васильева чахотка. Где на всех денег взять?! Третьяков ведь не миллионер. На всем экономит — сам за бухгалтерскими счетами до ночи корпит, выручку из лавок дотемна пересчитывает.

Вот и сейчас уж стемнело. Главный бухгалтер, старичок Ефимий Сидорович Семипятов, ворчит в своем закутке. Наконец не выдерживает и подходит к хозяину:
— Я вам, Павел Михайлович, прямо скажу — кончайте вы эти ночные подсчеты! Я сорок лет при бухгалтерии и дело денежное знаю. Не любят деньги ночного пересчета. Поутру их считать надобно, особливо наличные. Старые бухгалтера говорят, что купюрам, как людям, утренний променад нужен. Деньги ведь существа любопытные. Им хочется на мир посмотреть, себя показать. А что ночью видно-то?

У Третьякова и в самом деле глаза уже болят от колонок цифр. Да и купюры в сейфе до утра полежать могут. Правда, утром Павел Михайлович по антикварным лавкам ездить привык. Но можно встать пораньше. Говорят же: кто рано встает, тому Бог дает!

На другой день кассир из лавки на Неглинке справился:
— Деньги вечером привозить, как всегда? . А Третьяков и ответил:
— Нет уж, привози завтра утром!
Назавтра утром принял деньги: выручка больше, чем всегда. Вот вам и «утренний променад»! Поинтересовался у старичка бухгалтера: может, еще чему научит? Семипятов так и расцвел:
— Я еще батюшке вашему пытался сказать, да тот никак слушать не хотел! Вам скажу: нельзя деньги держать в пачках с нечетным количеством банкнотов — поругаются они меж собою и быстро разойдутся. И по пятьдесят тоже держать нельзя — недаром говорят: «Пять десяток — недостаток». Лучше всего складывать по 10 или 20 бумажек в пачке. И долго одни и те же банкноты у себя не хранить: новые положили — старые потратили. Денежный поток свободно перетекать должен, не то усохнет!.......
Улыбался Павел Третьяков, слушая старого бухгалтера. Конечно, отец в эти советы не верил, но ведь и большого капитала не сколотил. А разве трудно разложить деньги по 20 банкнотов в пачке? Да если это поможет найти средства на благие дела, он готов хоть все утро их раскладывать. Было бы что...

И нашлось-таки! Доказательством тому — созданная на средства Павла Третьякова и его брата Сергея всемирно известная галерея, которую Павел Михайлович официально передал в дар городу Москве 15 августа 1893 года. 1276 картин и около 500 рисунков!
Пышных торжеств Павел Михайлович не хотел. Был бы жив его брат Сергей, пожелал бы большого праздника, он ведь всегда был светским щеголем и любителем «щедрых компаний». Уж он бы радовался открытию как ребенок — не то что старший брат, который всегда был стеснительно-скромен и предпочитал оставаться в тени.

Но за день до открытия стало известно, что в галерею приедет сам император Александр III. Павел Михайлович только ахнул — это ведь надо выходить встречать, кланяться... Неприятно, да ничего не поделаешь, идти надо.
Третьяков нащупал первую ступеньку своей новенькой лестницы и шагнул вниз. И тут громко стукнула входная дверь. К ужасу своему, Павел Михайлович увидел, что у подножия лестницы появился император. Третьяков хотел ринуться навстречу, да побоялся скатиться по навощенным ступенькам. Так что император был вынужден подниматься купцу навстречу. Получалось, что не император своим приходом оказывал честь коллекционеру, а тот, спускаясь, — императору. Третьяков даже смутился: как бы конфуза не вышло. Но на середине лестницы Александр и Третьяков встретились, и император первым пожал коллекционеру руку.

Потом все пили кофе в Васнецовском зале, где любовно развешанные полотна «После побоища Игоря Святославича с половцами» и «Аленушка» блестели заново позолоченными рамами. Причем сначала кофе разливала Вера Николаевна, жена Павла Третьякова, а потом — сама императрица. Затем пошли по галерее, осматривая и любуясь картинами. В Суриковском зале государь оживился:
— Хотел бы я приобрести у вас «Боярыню Морозову»!

Но Третьяков лишь руками развел:
— Она уже не моя. Принадлежит городу, а вместе с ним — России!
И тогда Александр III низко поклонился Павлу Михайловичу.

После посещения галереи императором московское начальство расстаралось пожаловать «господина Третьякова потомственным дворянством». Но тот решительно отказался:
— Я купцом родился, купцом и помру!
Репортеры понабежали:
— Господин Третьяков, кому вы более всего обязаны в сей счастливый час своей жизни?
— Русским художникам! — ответил Павел Михайлович, а сам заулыбался в усы — вспомнил, как давным-давно обучал-наставлял начинающего купца Павлушу Третьякова его старый бухгалтер Ефимий Сидорович Семипятов: «Денежки счет любят — утренний променад... Поток свободно перетекать должен: положишь новую денежку в пачку — старую потрать... А пачки лучше всего складывать по десятке или двадцатке...»
Вот с тех пор Павел Третьяков и складывает всю жизнь. И на галерею хватило, и на приданое дочерям, и сыновьям в наследство. А все равно еще что-то около миллиона остается. Видать, прав был старый бухгалтер, когда учил Пашу правильный счет вести.

* * *
Да уж, с этим никак не поспоришь! А кто сомневается, всегда может в Москве в Лаврушинский переулок завернуть. Там, в бывшем доме Третьяковых, и по сей день находится известная всему миру Третьяковская галерея. Право слово, было что-то очень важное и весьма сильное в жизненных навыках московских купцов XIX столетия. И знаете, что у них главным было? Советов они слушались, старшим не перечили, а стремились их опыт использовать. Почему бы и вам не попробовать? Разве сложно в умном кошельке, где лежат монетка от богатого человека и неразменная денежка — утром, когда солнце вовсю светит, вынуть деньги да и пустить их на променад-пересчет?

К правилам этого пересчета, рассказанным старым бухгалтером Семипятовым, только вот что добавить следует. Когда поутру деньги считать станете, проследите, чтобы двери и окна комнаты, где подсчет идет, закрыты были. И вообще, когда с деньгами работать станете, двери и окна всегда закрывайте. Иначе, как гласит старинное поверье, деньги быстро от вас уйдут. Через открытую дверь, потому что «дверь открываем — деньгу выпускаем», ну а уж если окно открыто, то известно: «деньги на ветер».

Теперь комментарий, почему пачки по 10, 20 банкнотов каждого достоинства. Тут надо обратиться к тем, кто занимается старинной наукой — нумерологией, изучающей и толкующей цифры. Оказывается, в основе числа 10 — единица, однако число это одиноко в своей единичности, и потому пачка по 10 купюр будет притягивать к себе денежных дружков. А ноль, стоящий после единицы, — оградительный знак круга и в то же время символ выхода в астрал, откуда всегда можно позвать помощников, в данном случае денежных.

А вот пачка по 20 купюр одного достоинства рассчитана на то, что сама заставит хозяина своего работать для получения денег. Ведь двойка — число женское, а кто лучше Прекрасной Дамы может сподвигнуть рыцаря на подвиг? Однако 20 банкнотов не просто станут влиять на подсознание человека, но и передавать ему свою энергию, которая поможет ему в денежных делах.

Есть и еще одно правило. Деньги в пачках, где сложено по 10 или 20 купюр, работают на хозяина — то есть их энергия положительна для человека. Но когда их складывают большим количеством (от 40 до 80), они начинают работать на себя и вполне могут сами стать вашим хозяином. Тогда не они будут исполнять вашу волю, а вы — их. Они же начнут диктовать свою. Недаром замечено: чем больше средств обретает человек, тем больше он то тоскует, не желая расстаться даже с копеечкой, а то тратит в бешеной лихорадке, остановиться не может. Хотя обычно и понимает, что все это ему не нужно, что всегда найдется тот, кто накопит больше, и тот, кто сможет потратить больше.

Но тут бедняга уже не властен, купюры диктуют свою игру — доказать кому-то (часто мифическому), что ты (их хозяин) круче, богаче другого, что у тебя на счете денежные горы и ты сможешь потратить столько, сколько другой не сможет. Вот тут-то и начинается бег на месте — за мифической победой. Бег бесконечный, повторяющий сам себя, но не приносящий никакой радости — начинается темная и тяжелая сила денежной «восьмерки». Ведь 8 — хоть и число, заведующее делами, но еще и символ бесконечности, постоянно сам себя повторяющий. Частенько люди, складывающие свои сбережения в пачки с этим денежным числом, которое, по идее, должно приманивать богатство, вдруг вспоминают о власти дьявола, о сглазе и черной карме. Помилуйте, при чем здесь карма?! Просто вы попали в зону отрицательного денежного влияния. И в этой зоне все не по вашему веленью, а по денежному хотенью...

А вот если вы будете складывать деньги по 90 или 100 купюр, их полярность будет положительна к человеку. Однако 100 — более сложное число. В его основе — опять единица с нулями, основа всего — начало и конец. Так что по 100 купюр советую складывать деньги только крупных достоинств (в рублях — от тысячи, в евро и долларах — от ста).

Запоминалка: Денежки счет любят.

Рецепт пятнадцатый:
Помните, пересчитывать свои деньги следует только по утрам, они же утренний променад любят. Ну а в семейной жизни, дорогие мои, складывайте купюры по десять или двадцать в пачке, как учил старенький бухгалтер, — безопасней будет. Да и сон слаще, и вас не будет беспокоить, что наступит момент, когда денежный поток все смоет. Конечно, что-то у кого-то останется. Но вот у кого?..

Разговор второй.
Потайная комната в трактире у Тестова

Был во второй половине XIX века такой известнейший трактир в Москве. Славился своими многослойными пирогами-расстегаями. Конечно, расстегаи и в других трактирах подавали. Но только у Тестова они были аж в сорок слоев: и мясные слои, и рыбные, и сырные, и грибные, и копченые, и мореные, и еще бог весть какие. А венчали все икорные слои — красный, черный да еще с молокою. Словом, не обед — а райское наслаждение. Купцы к Тестову валом валили. Кушали — услаждались, тут же и работой «разговлялись»: по рукам ударяли — сделки заключали. А чтоб другие посетители при сих сделках не мешались, купцы в потайную комнату отправлялись. Но и туда блюда с напитками требовали. Известно, без чарочки каковы подарочки? А без закусочки нет в делах и прикусочки.

В один из благословенных дней потайная комната трактира особым спросом пользовалась. Чуть не полсотни сделок за день разные купцы там заключили да это дело спрыснули. Трактирные половые, до чего уж умелые да расторопные, и те умаялись, на ногах не стоят. Пришлось кликнуть трактирного мальчика. Тот хоть и не таков спец, но уж охлажденную водочку «со слезой» в хрустальном графинчике подать сможет.

Да только и юркий малец умаялся, туда-сюда бегая. Ведь «интересы» купеческие широки: кому холодцу со льдом подать, а кому и горячего чаю. Словом, к концу смены мальчонка в подсобном помещении тоже на лавку грохнулся. Бывалые половые, уже в себя пришедшие, над ним подтрунивают:
— Ну как, набрался уму-разуму? Мальчик только охает:
— Пытался я, дяденьки. Да ничего не уразумел. Говорят господа купцы вроде по-русски, а ничего не поймешь. Один кричит: «Такого товару мне не надо и на канарейку пару!» Другой усмехается: «Держи мою Ка-теньку крепче, а то другому отдам!» Неужто купцы наши людьми торгуют да птицами?
Половые — в смех:
— Чудак ты, Петька! «Катеньками» да «канарейками» купцы купюры кличут. Говорят, ежели к денежкам с уважением, то и они тебя уважут. «Катеньками» сторублевые купюры называют, на них портрет императрицы Екатерины Великой изображен. А «канарейка» — это бумажный рубль, потому что он — пестренький, как канареечка.

Парнишка почесал за ухом:
— Любят господа купцы свои денежки, раз имена им дают. Вот бы мне пару «катенек», я бы похлеще купцов зажил.
— Ну и прожил бы все враз! Нет уж, как денежки ни люби, а их лучше на дело отдать. Тогда и прирост будет.
— Так и у купцов-то не всегда прирост! — вскинулся Петька. — Я сам слышал, как один орал на всю комнату: «Не возьму больше свиных хвостов! И эти-то не знаю куда девать!» Видно, накупил хвостов для холодца, а холодец-то никто у него не взял!
Тут уж старшие товарищи в голос захохотали:
— Ох, учить тебя, Петька! Свиные хвосты — это значит векселя закладные. Видать, твой купчина их слишком много набрал, вот и не хочет больше. Конечно, всегда лучше живыми деньгами за товар брать, чем закладными бумагами. А еще говорят: хвосты крутить. Это по-купечески будет — деньги по векселям требовать.

* * *
Вот такой поучительный разговор состоялся когда-то в трактире у Тестова. Что и говорить, уважали русские купцы свои денежки, имена им давали простые и разные, но всегда для слуха приятные. Послушайте, как звучит: «красненькая» или червончик. Так звали по цвету десятирублевку, большие по тем временам деньги — казенные служащие небольших чинов по «красненькой» в месяц получали. Торговые люди и мелкие денежки уважали. Известно: копейка рубль бережет. Пять копеек называли пятачком, десять копеек — гривенником (малая часть от когда-то «большой» серебряной гривны), двадцать копеек — понятно, двугривенным, пятнадцать копеек — пятиалтынным (пять раз по алтыну, а алтын — три копейки).

Однако не всегда деньги именовались столь полюбовно. В Советском Союзе «деньжата» не уважались, и добывание их не поощрялось. Более того — деньги презирались. Считалось, что это — форменное зло, которое, правда, пока (до наступления коммунизма) приходится терпеть. Вот откуда идет все наше денежное неприятие.

Но разве не пришла пора с этим кончать? Тем более что наступления коммунизма не случилось, а вот возврат капитализма с его любовью к хрустящей купюре уже произошел. Вспомним, как именовалась советская купюра в сто рублей — «мертвая голова». На ней изображалась голова Ленина в ужасающе коричневых тонах. Впрочем, «голова» эта была на всех «богатых» купюрах начиная с десятки. А в годы, завершающие советскую власть, появился банкнот достоинством в пятьсот рублей с головой вообще в трупно-красно-коричневых тонах. Словом, разложение в чистом виде...

Но потом сгинули «мертвые головы», и на смену им пришли «раскудрявые» бумажки, на которых изображались какие-то разноцветные «райские кущи». Те деньги переходного периода, когда все мы были «миллионэрами», вся страна смешно и презрительно именовала фантиками. Теперь-то мы знаем: как назовешь, так и проживешь. Вот и наигрались мы теми фантиками — кто-то проиграл, кто-то выиграл, да мало кто честным трудом нажил. Но и фантики канули в Лету.

И что теперь? Новые деньги пришли, а названия им, кроме как номинал или черный нал, так и не появились. От прошлых лет осталось одно обозначение для всех наших денег — деревянные. Вроде было это прозвище презрительным — что с деревяшки взять? Деревяшка она и есть деревяшка, глупый Буратино. Но ведь как забавно вышло! Во-первых, и Буратино был не такой уж дурак. Да, свои несколько золотых, полученных от Карабаса-Барабаса, зарыл на Поле чудес в Стране дураков. Но ведь Золотой ключик все-таки получил! Да и само дерево, которое должно было появиться вместо закопанных монет, — это же символ роста. В китайской философии, гороскопе или в теории фэн-шуй дерево означает развитие, укрепление, непотопляемость наконец. А ну как все так и выйдет? Не потонул же наш «деревянный» рубль. Кажется, еще и укрепился щ потихоньку, глядишь, и действительно в рост пойдет? Выходит, не обидно это, когда — деревянный?..

Называют же доллар «зеленым», «капустой». И точно — прет сей платежный знак во всю зелень и во весь огород. А как стали называть евро? Еврейской денежкой! И не в обиду никому будь сказано, евреи с незапамятных времен денежной нацией считались, ростовщиками были — самих царей и королей деньгами ссужали. Вот теперь евро-денежка крутой доллар обогнала.

Запоминалка:
«Катенька» в трактире у Тестова.

Рецепт шестнадцатый:
Итак, запомним: деньги нельзя называть пренебрежительно, уменьшительно-уничижительно: «десятник», «стольник», «тыщенка». Или, например, по-блатному: «кусок», «косарь», «бабки» и т. д. Кому же понравится, если его кличут пренебрежительно, как приблудную собачонку?! И помните о фразах, которые вы произносите по отношению к деньгам. Ведь что скажете, то и случится! Поэтому совершенно исключаются фразы вроде таких: «Рублишко на мелочишку», «Ну что можно купить на десятку?», «Сто рублей нынче не деньги!», «Сегодня и тыща рублей — псу под хвост!». Улыбаетесь? Узнали свои фразочки? А еще хотите стать богатыми...
Немедленно прекратите! Если вы не любите и не уважаете деньги, они вас тоже не полюбят!


Статья длинная поэтому кому интересно, прошу http://myrt.ru/zabavno/1184-denezhnyjj-polites-ili-chetyre-razgovora-pri.html
Для многодетных)) очень полезно - денег всегда не хватает. Ну у некоторых))))


Кстати, там справа голосование есть кто какого президента выберет, присоединяйтесь.
Tags: деньги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments